Он-лайн центр информационной
поддержки родителей

Плохое поведение детей - всегда вина родителей

05.08.2019

            Споры о физическом наказании детей ведутся давно. Что лучше использовать - «кнут» или «пряник», помогла разобраться Е.И. Николаева профессор кафедры возрастной психологии и педагогики семьи Института детства РГПУ им. А. И. Герцена.

Как бы стремительно ни менялся мир, существуют вопросы, волнующие людей вне зависимости от общественной формации, социального статуса и даты на календаре. Один из них – воспитание детей.

            Объективности ради следует признать: в разные времена к этому относились неодинаково. К примеру, первобытному человеку, судя по всему, шлёпать отпрысков по попе было и некогда, и незачем – неслуха очень быстро съедал пещерный лев, затаптывал мамонт или брали в плен воинственные соседи. Позже, когда существование стало не таким опасным, система воспитания изменилась. Царь Соломон, имевший, как считается, несколько сотен детей, прямо написал в своей Книге притчей: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его». Дальше – больше. Все «отцы-основатели» мировой педагогики: Абу-Хамид аль-Газали (1058–1111), Томас Мор (1478–1535), автор «Домостроя» протопоп Сильвестр (XVI век) и сам родоначальник педагогической науки Ян Амос Коменский (1592–1670) – рассматривали телесные наказания как бесспорную необходимость.

            В результате, как указывал в статье «Вопросы жизни» известный противник порки, педагог Николай Иванович Пирогов, до трети учащихся Киевского учебного округа подверглись битью розгами. К слову, о розгах. Не так давно в наших магазинах появился товар, на ценнике которого указывалось название – «Розги ученические» – и стоимость – 99 руб. 90 коп. Было ли это, как заявляли изготовители, приколом, сказать трудно. Однако реакция на новинку оказалась неоднозначной, причём число противников использования розог фактически равнялось количеству сторонников «незаслуженно забытого» метода воспитания. Чтобы разобраться, кто из участников разгоревшейся дискуссии был прав, мы обратились к доктору биологических наук, профессору кафедры возрастной психологии и педагогики семьи Института детства РГПУ им. А. И. Герцена Елене Ивановне Николаевой.

 

– Сегодня, Елена Ивановна, многие родители жалуются на неуправляемость детей. Так, может быть, действительно вспомнить старые добрые розги?

            – Давайте начнём с того, что практически всё плохое поведение детей обусловлено неправильными действиями их родителей, которые полагают, что наказывают ребёнка, а на самом деле подкрепляют его предосудительное поведение. К сожалению, далеко не все понимают, что наказание – это действие, в результате которого определённое поведение ребёнка исчезает, а подкрепление – ситуация, после которой оно не меняется и даже усиливается. Типичный пример: отец выпорол сына за то, что тот курит. Вы думаете, не устраивающее родителей поведение исчезло? Нет, оно даже качественно улучшилось – сын научился избегать неприятных вещей и начал курить так, чтобы отец этого не видел. По существу, то, что взрослый считал наказанием, оказалось негативным подкреплением.

 

– Но ведь поступок сына нельзя было оставить совсем без последствий!

            – В данном случае наказание могло выглядеть следующим образом: отец идёт вместе с ребёнком в спортзал, где тот знакомится с детьми других родителей. Они вместе занимаются, мальчику это нравится, и через некоторое время он перестаёт курить, потому что хочет походить на новых приятелей, которые этого не делают. Вот это и будет наказанием, так как следствие своих действий мы должны оценивать по результату: если не устраивающее нас поведение ребёнка исчезает – значит, мы осуществили наказание, а если оно продолжает существовать – сделали что-то не так.

 

– Почему же тогда многие родители говорят, что ремень реально помогает им в воспитании?

            – Порка, крик и всё тому подобное – вообще не методы воспитания. Они являются для взрослых способом снятия собственного напряжения за счёт наиболее слабого объекта в семье. Наорать на ребёнка или отшлёпать его совсем не сложно, тогда как воспитание – процесс творческий, требующий от взрослого понимания, по какой причине ребёнок поступает определённым образом и что ты сам сделал неправильно, если такое происходит. Но, к сожалению, подавляющее большинство родителей об этом не думают, им проще тупо использовать один и тот же неверный способ, полагая, что во всём виноват ребёнок. Я недавно проводила исследование, и выяснилось, что 50 процентов петербургских дошкольников бьют родители. Более того, когда я опрашивала своих студентов, у меня от их ответов просто волосы встали дыбом: оказалось, что каждого пятого ребёнка ставят на горох! Я даже не могла себе представить, что подобное возможно в XXI веке, но, оказывается, случается и не такое. Один из моих слушателей рассказал, что родители сажали его на горшок с горящими углями…

 

            – Мне кажется, таких людей надо принудительно лечить у психиатра!

            – В момент эмоционального возбуждения взрослые нередко ведут себя безобразным образом. Однажды мальчик, отвечая на мой вопрос, сказал, что родители наказывают его бамбуком. Я даже растерялась: бамбук в Петербурге не растёт, так как же можно им наказывать? Но коллеги мне объяснили, что всё очень просто – мальчика стегают удочками… Или ещё пример. Однажды мы опрашивали школьных педагогов, и учитель начальных классов твёрдо заявила, что родители её никогда не наказывали. Я уверена, что такого не могло быть просто по определению. Женщине 40 лет, и когда она была ребёнком, её семья явно находилась в ситуации, когда взрослым жилось во всех отношениях тяжело, у них не хватало на воспитание времени, а психологов рядом не было. Поэтому начала расспрашивать дальше и узнала, что в детстве на спинке её стула всегда висел ремень. И тут мне стало по-настоящему страшно, потому что если учитель не рефлексирует тот факт, что её наказывали страхом наказания, можно представить, что она делает с детьми на уроках!

 

– Наверняка подкрепляет дурное поведение детей, как тот отец, что порет сына за курение…

– Вообще-то подкрепление может быть как отрицательным, так и положительным. Простой пример: девочка помыла посуду перед приходом родителей с работы. Мать может сказать: «Боже мой, у меня же растёт настоящая помощница!» – и вероятность того, что ребёнок завтра снова вымоет посуду, резко возрастёт. Но мать может отреагировать и иначе: «Надо же, первый раз мыла посуду, а теперь мне за тебя всё перемывать». И результат вполне предсказуем: девочка будет избегать негативной характеристики матери, а значит, посуду больше мыть не станет… Эти два варианта развития событий равновероятны, и тут следует учесть, что негативное и позитивное подкрепление запоминаются одинаково, но на формирование личности влияют по-разному.

 

– Ещё бы! Одно дело, когда тебя порют, и совсем другое – когда хвалят…

– Положительное подкрепление как раз и состоит в том, что взрослый осуществляет некое приятное ребёнку действие, и тот стремится повторить то, что вызвало такую реакцию родителя. Правда, и тут всё совсем не просто. В основе позитивного подкрепления фактически лежит тот же механизм, который обуславливает поведение человека при приёме наркотиков, – надо постоянно увеличивать дозу.

 

– Так можно прийти к тому, что ребёнка придётся беспрерывно хвалить и поощрять!

– Имеется несколько правил, позволяющих не прийти к таким результатам. Первое из них заключается в том, что положительное подкрепление должно осуществляться максимально близко к моменту совершения ребёнком хорошего поступка. Например, если ребёнок сегодня получил хорошую оценку, а мы через неделю скажем: «Я тебе за ту пятёрку сегодня дам то, что ты любишь», – это не будет иметь никакого смысла.                                                                         

Второе правило: нельзя требовать от ребёнка чего-то по двум критериям одновременно – допустим, добиваться, чтобы он делал домашнее задание и при этом выполнял его качественно. Сначала первоклассника надо в принципе обучить садиться за стол, раскладывать тетрадки и приступать к процессу. И лишь когда он к этому привыкнет, можно вводить другой критерий, говорить что-то типа: «Посмотри, вот на этой строчке у тебя одна палочка – просто красавица! Ты бы не мог изобразить мне ещё несколько таких?» Если же сразу потребовать, чтобы первоклассник и делал домашнее задание, и выполнял его качественно, для него это станет крайне сложным, из-за чего он решит, что не сможет справиться, и в конечном итоге возненавидит сам процесс. А когда мы пошаговыми действиями подкрепляем его поведение, он с каждым разом становится всё более умелым.

 

– Значит, чтобы осуществить положительное подкрепление, надо постепенно изменять ситуацию?

– Верно. Например, по мнению некоторых психологов, ребёнку нужно как можно чаще говорить: «Я тебя люблю». Но если вы сказали ему это утром, потом повторили в обед и ещё раз вечером – через какое-то время он начнёт воспринимать ваши слова, как обычные «здравствуйте» или «до свидания». Фраза потеряет особую значимость, вызывающую у малыша гордость за собственные поступки. Поэтому мы обязаны подкреплять ребёнка разными способами. Сегодня мы говорим: «ты умница», завтра его обнимаем, послезавтра выказываем восхищение его поступком.                          

Другое дело, что, во-первых, уставшим родителям чаще всего не до того, а во-вторых, далеко не все люди способны к творчеству. И это было бы по-настоящему печально, если бы не совершенно замечательный механизм, который выручает и спасает многих родителей. Он называется «случайное подкрепление». Например, ребёнок получил подряд 15 пятёрок, и в какой-то момент мама ему говорит: «Ты на этой неделе приложил много-много усилий, поэтому сегодня мы все вместе идём в «Макдональдс». Ребёнок привык к тому, что ему запрещено ходить в рестораны быстрого питания, и поэтому поход туда становится для него особым праздником. Но при этом он не знает, когда такое случится в следующий раз, и будет стараться постоянно вести себя как можно лучше, так как знает, что в таком случае родители, которые его любят, снова придумают что-нибудь замечательное.

 

– Сейчас за рубежом многие придерживаются системы, при которой ребёнку можно абсолютно всё. Как Вы к такому относитесь?

– Моя магистрантка, побывав в берлинском детском саду, рассказывала, что внешне всё выглядит так, будто детям можно всё. У этих детей действительно больше свободы действий, чем у наших, российских. Но при этом о вседозволенности говорить не приходится – детям нельзя, к примеру, бить друг друга или размазывать еду по столу. То есть определенные ограничения всё-таки существуют, просто они выглядят настолько естественными, что дети их просто не замечают. А когда взрослый человек говорит, что его ребёнку можно всё, это чаще всего свидетельствует о том, что он использует в воспитании не негативное, а положительное подкрепление…