Он-лайн центр информационной
поддержки родителей

Ювенальная юстиция: недетская реальность

26.09.2019

Политика государства, ориентированная на лиц, не достигших возраста 18 лет, называется ювенальной. На сегодняшний день до конца не выяснено, что же такое ювенальная юстиция в России. Является ли данное направление необходимым элементом общего законодательного порядка или же несет в себе зло семье и родителям?

Согласно данным опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), россияне в большей степени склонны считать, что права детей должны защищать их родители, а не государство в лице различных административных и иных органов власти.

Так, большинство опрошенных респондентов (54%) уверены, что в наших российских реалиях ювенальная юстиция для родителей и семьи в большей степени принесет вред, чем пользу, а 44% опрошенных считают, что и для несовершеннолетних последствия внедрения ювенальной юстиции также будет носить негативный характер.

Российские родители также в абсолютном большинстве (74%) уверены, что ключевую роль в деле защиты прав несовершеннолетних детей должна играть их собственная семья (родители), и только 16% опрошенных готовы отдать детей и подростков вместе с их правами в компетенцию государства (16%) и общественных организаций (4%).

Среди ученых и юристов-практиков нет единства в понимании того, что собой представляет такой институт, как ювенальная юстиция, которую часто связывают только со специализированными судебными органами, предназначенными для рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних.

Так, первый ювенальный суд в России был создан в 2004 году в Ростовской области. Цель – рассматривать дела по правонарушениям детей (до наступления совершеннолетия). Несмотря на то, что первоочередные мероприятия – это оказание психологической помощи и реабилитационные действия, они не проводились.

Данные на 2018 год свидетельствуют о том, что в России 11 составов судей, занимающихся только правонарушениями несовершеннолетних. Они представлены в различных регионах РФ.

В более широком, социальном диапазоне система правосудия в отношении несовершеннолетних представляется как система защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг суда по делам несовершеннолетних различные специализированные службы правоохранительных органов, а также органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, общественные правозащитные организации.

Возникновение идеи о необходимости применения особого порядка рассмотрения уголовных дел с участием несовершеннолетних датируется второй половиной XIX века.

В июле 1899 года в г. Чикаго, США, на основании закона штата Иллинойс «О детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними» был учреждён первый детский суд. Принятие данного закона и создание ювенального суда было инициировано Люси Флауэр (Чикагский женский клуб), Джулией Латроп (общественная организация «Халл Хауз») и обществом патроната «Visitation and Aid society». При рассмотрении дел с участием несовершеннолетних детский суд отказался от термина «преступник» применительно к подростку, к нему стали применяться такие понятия, как «виновный» или «правонарушитель», был закреплен статус «несовершеннолетнего правонарушителя», ставшего субъектом ювенальной юстиции.

Интересна судьба российской ювенальной юстиции. Россия также была одной из немногих стран, создавшая начале ХХ века «детские» суды. Первый суд для несовершеннолетних был открыт в Санкт-Петербурге 22 января 1910 года.

В 1918 году Совнарком РСФСР отменил эту модель. Тогда были образованы комиссии по несовершеннолетним, которым фактически подчинялись суды. В 1935 году постановлением ЦИК и Совнаркома СССР возраст ответственности для правонарушителей был снижен до 12 лет. К детям снова могли применять все виды наказаний – фактически и смертную казнь. «В целях повышения ответственности детей и родителей» упразднили комиссии по несовершеннолетним, хоть как-то защищавшим права детей. В 1941 году был принят указ Президиума Верховного Совета СССР, распространявший ответственность детей не только на умышленные преступления, но и на преступления, совершенные по неосторожности. Оба указа действовали в СССР вплоть до конца 1950-х годов.

Напрямую закона о ювенальной юстиции в РФ нет, но существует законодательная база, которая является основой действий, относящихся к защите прав несовершеннолетних:

1). Семейный кодекс, глава 22. Согласно положениям этого документа, возможно изъять детей из семей, находящихся в трудном положении;

2). ФЗ 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Постановлением пленума Верховного суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», признана необходимость создания «…системы особой работы с несовершеннолетними» и «…специализации судей по делам несовершеннолетних путем обеспечения и повышения квалификации не только по вопросам права, но и вопросам педагогики, социологии и психологии».

Реформирование российской судебной системы в отношении несовершеннолетних продиктовано международно-правовыми нормами, ратифицированными Россией, прежде всего, Конвенцией о правах ребенка (ч. 3 ст. 40) и Минимальными стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила», п. 2.3), которые провозглашают: «В рамках каждой национальной юрисдикции следует предпринять усилия для принятия комплекса законов, правил и положений, которые относятся непосредственно к несовершеннолетним правонарушителям и учреждениям и органам, в функции которых входит отправление правосудия в отношении несовершеннолетних, и которые призваны удовлетворять различные потребности несовершеннолетних правонарушителей, защищая при этом их основные права», а также Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних («Эр-Риядские руководящие принципы», 1990 год).

Широкая дискуссия связана с созданием специализированных судов. Но именно в этом заключается более общий вопрос об оправданности какой бы то ни было судебной специализации. Верно ли представление о том, что судьи должны быть специалистами, сведущими в педагогике, разбирающимися в авторских правах, «трудовиками» (разбирать трудовые конфликты)? Судья не судит о предметах или науках – он судит о праве. Там, где требуются глубокие специальные знания, он назначает экспертизу. Такой ход мысли склоняет отказаться от необходимости ювенального суда – по крайней мере, по гражданским делам. В противном случае надо вводить специализированные суды по делам инвалидов, женщин, депутатов и по защите животных.

Что касается уголовных дел (равно как и дел об административных правонарушениях), то здесь, вопреки приведенным выше рассуждениям, ювенальное правосудие при существующих карательных тенденциях уголовного закона не только уместно, но и необходимо. В уголовном процессе ювенальные подходы смягчают «наказательную» направленность, заменяют её социальными решениями. По сути, уголовная ювенальная юстиция становится гражданской, воспитательной, терапевтической. При этом вряд ли следует направлять в ювенальные суды дела, в которых несовершеннолетние являются потерпевшими. Ювенальный суд – не комната матери и ребёнка. Ювенальное судопроизводство ищет заместительный выход для правонарушителя.

Введение ювенальной юстиции обеспечивает практическую реализацию статей 28, 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ и статей 75, 76 Уголовного кодекса РФ, развивает досудебные и внесудебные процедуры реабилитации несовершеннолетних правонарушителей. Так, статья 75 Уголовного кодекса РФ и статья 28 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривают возможность освобождения от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, нанесенный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным. Статья 76 Уголовного кодекса РФ и статья 25 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривают возможность освобождения от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

В июле 2016 года был принят приснопамятный закон о шлепках. Интерес закон вызвал, когда статья 116 во втором чтении была видоизменена и приобрела другой смысл в отличие от задуманного первоначально:

– было введено понятие «близкое лицо»;

– оговорены преступления по отношению к родным и членам семьи;

– наказание родителей за причинение физической боли детям – шлепок, избиение ремнем (лишение свободы до 2-х лет);

Закон вызвал негодование общественности, так как его положения означали, что любой может написать заявление на вашу семью, и органы опеки заберут ребёнка.

Президент внес ряд поправок, позволяющих закону и положениям ювенальной юстиции работать на благо общества. Так, изменения характеризуются следующим образом: Президент России подписал закон о декриминализации побоев в семье; исключена статья 116 о побоях членов семьи; побои в семье отнесены к административным правонарушениям; снята уголовная ответственность, а административные правонарушения будут наказываться в виде наложения денежного штрафа, ареста сроком на 15 суток и присуждением к выполнению исправительных работ сроком 120 часов. Положения, описанные выше, относятся к первому зарегистрированному правонарушению. При регистрации повторных действий полагается уголовное наказание.

Как разъясняет нам Верховный суд, родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в статье 69 Семейного кодекса РФ, только в случае их виновного поведения. Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например, создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п. Не могут быть лишены родительских прав лица, не выполняющие свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим (например, психического расстройства или иного хронического заболевания, кроме лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией).

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их нравственном и физическом развитии, обучении, подготовке к общественно полезному труду.

В указанных случаях, а также когда при рассмотрении дела не будет установлено достаточных оснований для лишения родителей (одного из них) родительских прав, суд может вынести решение об отобрании ребёнка и передаче его на попечение органов опеки и попечительства, при условии, что оставление ребёнка у родителей опасно для него (п. 2 ст. 73 Семейного кодекса РФ).

Возможными причинами доминирования негативной оценки в отношении ювенальной юстиции могут быть, с одной стороны, недостаточная информированность граждан о сущности и особенностях ювенальной юстиции, а с другой стороны, это результат подмены понятий, а именно: протесты вызывает не собственно ювенальная юстиция как особый порядок уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних, а ожидаемый или предполагаемый внесудебный административный произвол со стороны чиновничества, к которым процент доверия в обществе крайне низкий.

Сторонники ювенальной юстиции называют следующие плюсы внедрения закона в российскую общественность:

– улучшение ситуации внутри семьи;

– снижение в разы детской преступности;

– возможность забрать ребёнка из неблагополучной семьи органами опеки и попечительства;

– предотвращение повышения количества больных членов общества из-за халатности родителей неблагополучных семей, кормление детей пищей быстрого приготовления и др.

Минусы ювенальной юстиции:

– неприятие родительского авторитета и попрание прав родителей;

– распад семей;

– протесты родителей;

– рост дел по лишению родительских прав;

– широк ряд полномочий, которыми наделены органы опеки и попечительства;

– злоупотребление неблагополучной семьей, её имуществом и интересами.

Конечно, правильно определить проблему очень важно, это первый шаг к её решению. Но проблема не будет решена, если только этим ограничиться и четко не определить, как её решать, что конкретно и кому нужно делать, какие использовать механизмы и средства.

Проанализировав мнения обеих сторон, можно прийти к выводу, что стороны говорят о разном и не одинаково представляют себе суть ювенальной юстиции. Следует иметь в виду, что административный произвол не имеет непосредственного отношения к ювенальной юстиции и решение данной проблемы следует искать несколько в иной плоскости.

Результаты опросов и существование того или иного общественного мнения безусловно следует учитывать, но подменять ими решения, которые требуют профессиональных знаний и опыта, вряд ли продуктивно. Проблема как раз показывает, что существует настоятельная необходимость в более серьезной и последовательной просветительской работе, направленной на повышение правовых знаний граждан.

Подростковая преступность и защита прав несовершеннолетних – это сложнейшая государственная проблема, решение которой возможно с применением ювенальных технологий, и это должно быть прерогативой ответственных и высокопрофессиональных специалистов, имеющих достаточный опыт для осуществления данной работы.

Дмитрий Епов, заместитель Ответственного секретаря

Координационного совета Национальной родительской ассоциации